//
//
KSAP

«Нацфонд Казахстана один из самых непрозрачных в мире» - Касымхан Каппаров

Как и для чего создавался Национальный фонд

С момента появления Национальный фонд всегда был подушкой безопасности, которую использовало государство в периоды кризисов. Однако изъятия из него продолжались и в благополучные для экономики годы.

С приходом к власти президент Касым-Жомарт Токаев пообещал положить конец этой практике и ввести большую финансовую дисциплину для правительства. Для этого он поручил к 2030 году вдвое увеличить активы Национального фонда, доведя их до $100 млрд.

Однако параллельно с этим президент объявил о запуске программы «Нацфонд детям» и инициировал модернизацию стратегической инфраструктуры. Токаев также пока не возражает, чтобы правительство покрывало большой дефицит бюджета из средств Нацфонда. Но все это может нарушить его изначальные цели.

Нацфонд был создан в 2000 году, когда стало известно о тайном правительственном счете в швейцарском банке. Публично государство не говорило о том, что этот счет может фигурировать в деле «Казахгейт». Но сами расследования по «Казахгейту» уже велись.

Когда в 2002 году премьер-министром стал Имангали Тасмагамбетов, он тоже не объяснил происхождение счета, но говорил об этом так: правительство создало себе подушку безопасности на черный день. То есть как только цены на нефть стали расти, государство стало понемногу откладывать деньги с ее продажи.

Тогда еще в парламенте сохранялась небольшая возможность вести дискуссии, но депутаты в целом приняли эту версию, после чего был создан Нацфонд. Это была вынужденная мера, потому что без расследований деньги так бы и оставались на секретном счету в швейцарском банке. Про них никто бы и не узнал. И на кону стоял вопрос имиджа перед зарубежными партнерами.

Рассмотрение дела «Казахгейт» в Брюсселе, фото lalibre.be

Сама идея Нацфонда была впервые озвучена в СМИ в 1997 году. Статью о необходимости такого института написал Галымжан Жакиянов. В ней он рассуждал о том, как можно управлять нефтяной экономикой, чтобы она не перегревалась.

В 1997 году говорить о перегреве было еще рано. Впереди был кризис 1998 года в Азии и России, а в начале 2000-х годов — кризис доткомов (интернет-компаний) в США. Но когда такой момент все же наступил, государство вернулось к этой идее.

По сути это резерв правительства, но чтобы все выглядело пристойно, было решено создать схему с Нацфондом. То, что описывал в статье Жакиянов, к нынешнему моменту реализовалось в стране не в полной мере. Он предлагал создать Нацфонд как отдельный государственный институт, автономный от Национального банка и правительства.

Автономный в том плане, что он должен был стать полноценным фондом будущих поколений и выполнять функцию макроэкономического стабилизатора. Чтобы он выводил валютную ликвидность из страны, предотвращая резкое укрепление курса тенге и, как следствие, голландскую болезнь, когда нефтяной сектор убивает всю обрабатывающую промышленность.

Нацфонда сегодня нет как юридического лица. У него нет штатной единицы. Единственное материальное свидетельство существования Нацфонда — это счет в министерстве финансов. Поэтому Минфин ежемесячно на своем сайте публикует сальдо и приток/отток средств в/из Нацфонда в тенге.

Нацбанк в этой схеме является управляющим, который отвечает за инвестиционную стратегию. Он у себя на сайте тоже публикует отчет, но уже в долларах США, потому что его активы в большей степени размещены в такой валюте. Это делается для того, чтобы не перегревать экономику. То есть деньги, которые поступают от продажи нефти, отражаются на счете Минфина, но физически в экономике их нет.

Нацбанк управляет активами Нацфонда не сам. Его специалисты пытались делать это, но потом поняли, что компетенций не хватает. Они создали под это дело департамент монетарных операций, который управляет еще и золотовалютными резервами. Туда привлекаются сторонние управляющие.

Нацбанк периодически проводит тендер, открытый конкурс. В последний раз, когда они объявляли его, требования были такими, что внешний управляющий должен иметь активы под управлением в размере $500 млн.

Как правило, активами Нацфонда управляют крупные международные финансовые организации. Отчасти поэтому в Астану прилетают достаточно высокопоставленные представители компаний с Wall Street. Не потому, что им интересен сам Казахстан, а потому что им интересно взять суверенный фонд под управление. Таких суверенных фондов в мире немало — порядка 50. Для них это очень крупные клиенты.

У общества действительно нет рычагов управления Нацфондом. Есть Совет по управлению Нацфонда, состав которого практически полностью состоит из чиновников. Его возглавляет президент. И понятно, что чиновники никогда не будут вести дискуссию с президентом. Они будут просто записывать в тетрадки его поручения и единогласно голосовать за них.

Заседание совета по управлению Национальным фондом при Назарбаеве, фото пресс-службы Акорды

То есть настоящим управляющим Нацфонда был и остается президент. Указы фиксируют его роль в управлении. Правительство является распорядителем той части средств, которая поступает из Нацфонда в госбюджет. Правительство не имеет отношения к регулированию Нацфонда. Депутаты тоже не могут его регулировать и как-то проверять, за исключением той части, которая поступает в бюджет.

Даже та часть активов Нацфонда, которая поступает в нацкомпании через трансферты, не может быть проверена парламентом. Депутаты пытались, но по факту они не могут проводить там проверки, потому что нацкомпании были выведены из-под действия закона о госбюджете и госзакупках.

Нацфонд работает не прозрачно

Если говорить о прозрачности, наверное, казахстанский Нацфонд один из самых непрозрачных суверенных фондов мира. Информация о стратегии инвестирования и структуре активов, которая публикуется на сайтах, очень не детализирована.

Инвестиционная доходность Нацфонда тоже считается непрозрачной. В качестве ориентира мы можем брать казначейские облигации США и их доходность, потому что Нацбанк заявляет, что в Нацфонде есть большая доля безрисковых активов. Но это вообще никакой пользы не несет в плане информации.

Даже если сравнивать наш Нацфонд с азербайджанским фондом, о последнем раскрывается намного больше информации. Хотя это тоже авторитарная страна, без каких-либо проявлений демократии. Их фонд создавался при Гейдаре Алиеве. Возможно, у них более длинная история отношений с нефтью, чем у нас. Или значение имеет то, что они более близки к Европе.

Но прозрачность прежде всего важна для инвесторов. Так они понимают насколько ваш Нацфонд устойчив, и сколько в нем реальных ликвидных денег или мусорных ценных бумаг.

Если прозрачности до сих пор нет, значит это кому-то нужно. Понятно, что Нацфонд — это такой полусекретный фонд. И призывы общественности как-то сделать его публичным наталкиваются на стену молчания.

Оба наших президента говорят лишь о том, на какие цели будут или не будут выделяться средства Нацфонда. Не было и депутатских запросов по поводу прозрачности Нацфонда. Депутаты понимают, что это святая корова. И если они с чем-то таким выступят, то на следующий день у них заберут мандат.

Но по сути Нацфонд — это инструмент, созданный указом президента. И он также может быть расформирован указом президента в любое время. Все его процедуры регулируются указами президента.

Отсюда следует, что отсутствие прозрачности Нацфонда — это вопрос политической воли. Насколько президент захочет видеть его прозрачным, настолько он им и будет. И никто в рамках действующего законодательства не может на это повлиять.

А для чего Нацфонд используется президентом?

Почти 24 года, что существует Нацфонд, из него ежегодно выделялись средства в бюджет. Это называется гарантированный трансферт, который сейчас составляет от $7 млрд до $9 млрд. Он позволяет правительству жить не по средствам.

Этот трансферт составляет примерно 25% расходной части бюджета. Примерно такую часть расходов занимают социальные статьи бюджета. То есть Нацфонд позволяет поддерживать нынешнюю конфигурацию экономики, в которой имеется высокий уровень участия государства и нацкомпаний. Эти большие трансферты позволяют покрывать неэффективность и коррупцию внутри нацкомпаний.

Если бы правительство отказалось от этого трансферта, ему потребовалось бы идти на структурные реформы, ужимать раздутые штаты госорганов и нацкомпаний, а также оптимизировать их работу. Нацфонд позволяет этого не делать.

Но почему государство не может отказаться от этого? Потому что иначе возрастет социальное напряжение и будут проблемы с электоратом. Таким образом Нацфонд выступает политическим балансиром и активным участником политических процессов.

Кроме того, Нацфонд помогает удерживать курс тенге на нынешнем уровне. Объем денег, который выходит из Нацфонда в долларах и входит в экономику в тенге, практически делает биржу KASE самым крупным обменником в стране. Валютные торги на KASE закрываются большими объемами продажи валюты из Нацфонда. Нацбанк со временем придумал как сгладить этот эффект: теперь эти транзакции делают помесячно.

При этом Нацбанк тоже не открывает на KASE цифры, которые показали бы сколько денег реально вышло из Нацфонда, а также сколько валюты было куплено и продано на KASE. Если бы эти данные были доступны, спрогнозировать волатильность тенге было бы уже не так сложно.

Помимо гарантированных трансфертов есть также целевые. Они делаются по указу президента, а цели он определяет самостоятельно. И мы видели, что в основном эти цели касаются тушения кризисов. Например, был пожар в банковской системе 2008 года, и туда залили $10 млрд с помощью целевого трансферта.

Проблема в том, что в целевых трансфертах ещё меньше прозрачности. Эти деньги идут напрямую под конкретные задачи. Парламент даже понятия не имеет, когда и как происходят эти транзакции.

Токаев после занятия поста президента стал часто говорить, что Казахстан будет отходить от практики целевых трансфертов. И пока этот инструмент не используется всерьез, даже в пандемию или с началом войны в Украине. Но тут есть нюансы.

Раньше целевой трансферт был одним из важных инструментов. Правительство бегало к президенту и доказывало, почему ему нужен дополнительный трансферт. А сейчас правительство стало более креативным. Прежний канал закрылся, теперь оно придумывает новые способы изъятия денег из Нацфонда.

Помесячная статистика Минфина показывает, что бывают пиковые значения активов Нацфонда, и есть события, которые приводят к их резкому снижению. Если ничего не происходит, Нацфонд плюс-минус держится на одном уровне.

“Невидимый госдолг”

Пошла череда крупных проектов — тогда чиновники старались заносить только их, потому что была проблема в том, как потратить деньги. Поэтому начала активно застраиваться Астана. Особенно левый берег, который тогда не был заселен. Причем в первые 10 лет независимости Астана особо не финансировалась. Это была одна большая статья расходов бюджета.

Затем был финансовый кризис 2008 года и его последствия. А в 2014 году началась программа «Нурлы Жол» по строительству и ремонту дорог, инфраструктуры, энергообъектов. Все это финансировалось из бюджета, но если денег не хватало, их можно было взять из Нацфонда.

Даже спасение национальных компаний, которые в одно время очень активно набирали корпоративные долги, было переложено на плечи государства, потому что их владелец — правительство. Это указывалось во всех отчетах рейтинговых агентств.

Да, нам рассказывают про видимую его часть, но есть еще долги госкомпаний. Правительство и Нацбанк заявляют, что не несут за них ответственности. Но когда некоторые нацкомпании столкнулись с риском дефолта, государство пришло и помогло им.

Так у Нацбанка, к примеру, появилось 10% акций «КазМунайГаза» (КМГ) в 2015 году. Тогда резко снизилась цена на нефть, и на КМГ накладывалась большая нагрузка. Правительство не могло допустить дефолта и вмешалось.

В 2016 году в своем исследовании Касымхан Каппаров продемонстрировал что «скрытый госдолг» составлял примерно 26% к ВВП против 6-8%, о которых говорило правительство. Спустя время после публикации исследования и выступлений на разных площадках, правительство решило установить определенные пороги госдолга.
Но Нацфонд все равно позволяет госкомпаниям занимать деньги за рубежом. Внешний кредитор рассматривает страну в целом с учётом Нацфонда. И когда он видит, что КМГ помогли в сложной ситуации, и что у этой компании есть нормальный рейтинг инвестиционного уровня (благодаря поддержке государства) параллельно с другим рейтингом (спекулятивного уровня), он с большей легкостью дает заем компаниям вроде КМГ и «Казахстан Темір Жолы».

И поскольку эти компании могут получить дешевые деньги, они создают очень крупные инфраструктурные проекты типа Кашагана или строительства железных дорог, магистралей, портов. Поэтому их долги начали активно расти после 2008 года.

Да, вся эта огромная архитектура президентской власти была бы невозможной. Мы бы не были суперпрезидентской страной. Мы были бы президентской страной, но другой. У нас бы в этом случае более явно стоял вопрос о дефиците бюджета, была бы видна его структура, а все расходы были бы подотчетны парламенту. Так появлялось бы пространство для дискуссии.

Но если вы, как президент, можете закрыть дефицит бюджета одной лишь подписью своего указа, то смысл во всех дискуссиях пропадает.

В будущем ликвидные активы Нацфонда могут заменить “токсичные” бумаги Нацкомпаний  

По предложенному проекту постановления правительства схема будет выглядеть так: Нацфонд покупает акции госкомпании, компания получает деньги и часть передает в республиканский бюджет в виде дивидендов. Недавно так были приобретены акции КМГ. Стоимость госкомпаний может быть тоже не совсем рыночно формируется. Она может зависеть от запасов, как в случае КМГ, и объемов производства. А объемы доказанных запасов сейчас могут соответствовать реальности, но это другой вопрос.

В структуре баланса КМГ очень много старых скважин. Их запасы можно извлечь, но это требует инвестиций в новые технологии добычи. Если не инвестировать, произойдет заводнение скважин.

Поэтому стоимость акций нацкомпаний в Нацфонде будет условной. И это опасный прецедент, потому что даже при Назарбаеве существовало два формальных канала. По одному каналу правительству говорили: вам будет выделено столько-то денег, можете рассчитывать на этот гарантированный трансферт. А по второму трансферту деньги шли, когда президент видел в этом необходимость. Других каналов не было.

При Назарбаеве соблюдалось это требование по неснижаемому остатку Нацфонда в 30% от ВВП. А сейчас мы видим, что новые схемы позволяют весь КМГ пересадить на баланс Нацфонда и сделать непонятной его рыночную стоимость.

На расширенном заседании правительства президент поручил подготовить список нацкомпаний на IPO. Изначальной целью этого решения могло быть создание постоянного механизма по выкачиванию денег из Нацфонда. Вполне возможно, что это взаимосвязанные вещи. Пока эту схему опробовали с КМГ, и она была представлена как «пилотная» транзакция. Если она окажется успешной, то ее могут внедрить как практику. 

КМГ была выбрана как компания, которая вызовет наименьшую «аллергию» среди инвесторов. Потому что Нацфонд — нефтяной фонд, и вполне логично, что он владеет акциями крупнейшей нефтяной компании Казахстана. Это создает лазейку, из-за которой Нацфонд в дальнейшем может превратиться из фонда денег, ликвидных акций и казначейских облигаций США в фонд токсичных активов. Да, прежняя модель может быть и не приносила больших денег, но при ней они сохранялись.

Сейчас мы находимся в моменте, когда можно уловить ранние сигналы этой перестройки и как-то повлиять на принимаемые решения. Да, Нацфонд при Назарбаеве не развивался ни в худшую, ни в лучшую стороны. Но сейчас он движется непонятно куда. Можно заявить о цели в $100 млрд, но при этом не указывать будут ли это ликвидные $100 млрд или неликвидные.

Название программы «Нацфонд детям» не соответствует действительности

Это не Нацфонд — детям, это инвестиционный доход Нацфонда детям. Причем не весь инвестиционный доход, а его половина. К основному телу Нацфонда это не имеет никакого отношения.

У людей формируется восприятие, что им дают деньги из Нацфонда. Тогда как на самом деле им дают деньги из той половины дохода, которую Нацфонд получает от инвестирования в разные финансовые инструменты. Причем мы ничего не знаем про эти инвестдоходы, потому что они непрозрачны.

Почему люди получают именно $100? Откуда эта цифра? Почему не $500? Как сформировался инвестдоход для ее выплаты? На эти вопросы ответов нет.

Более того, эти $100 долларов люди не получают на руки. Эти деньги перекладывают из Нацфонда в ЕНПФ, а оттуда, при достижении ребенком 18 лет, либо в «Отбасы банк» для последующей покупки жилья, либо в какую-то новую образовательную структуру, которую создаст государство. Может быть для этого будут расширены функции «Отбасы банка». В любом случае эти деньги получат не дети, а определенные государственные структуры.

Поэтому «Нацфонд детям» не имеет никакого отношения к благополучию граждан. Но кто может выиграть от этой программы? Прежде всего строительный сектор, как главный драйвер казахстанской экономики. Потому что он на деньги (которые «Отбасы банк» выдает клиентам в качестве кредитов на покупку жилья — .В) сможет строить много дешевого жилья низкого качества. Эта мера также позволит переложить бремя расходов на образование с республиканского бюджета на Нацфонд.

Касымхан Каппаров - декан Школы экономики и финансов университета AlmaU 

Источник: https://vlast.kz/jekonomika/58957-kasymhan-kapparov-ekonomist-nacfond-kazahstana-odin-iz-samyh-neprozracnyh-v-mire.html

В перепечатанном материале имеются правки редакции KSAP 

Просмотров: 87

Читайте также

KSAP
Сергей Гуриев - ПОЧЕМУ РОССИЯ НЕ ТЕРПИТ ДЕМОКРАТИИ НА СВОИХ ГРАНИЦАХ

Сергей Гуриев - ПОЧЕМУ РОССИЯ НЕ ТЕРПИТ ДЕМОКРАТИИ НА СВОИХ ГРАНИЦАХ

KSAP
"Деревянный" рубль - это угроза для казахстанской экономики - Пьотр Кульпа

На YouTube-канале Школы KSAP вышло интервью с экс-министром труда Польши, экс-вице-министром экономики Польши и бывшим генеральным директором Польской системы публичного здравоохранения, Пьотром Кульпа.

Рахимбек Абдрахманов
Узбекистан к 2037 году может обойти Казахстан по уровню ВВП

Через 15 лет за счет развития высоких технологий Узбекистан может опередить Казахстан по размеру экономики.

KSAP
Кто может стать следующим президентом Казахстана?

Онлайн-голосование, проведенное ТГ-каналом Школы KSAP, показало, что экс-глава Казатомпрома Мухтар Джакишев мог бы стать следующим президентом Казахстана.

KSAP
Оценка неравенства доходов в Казахстане с помощью IDI Index

В 2022 году эксперты Школы KSAP составили Индекс распределения доходов (IDI - Income Distribution Index), который отличается простотой в использовании. Сопоставляя валовый внутренний продукт разных стран, мы заметили статистически значимую зависимость между подушевым ВВП и доходами граждан.

KSAP
АО «Фридом Финанс» - хождение "по тонкому льду"

Freedom Holding находится под следствием федеральной прокуратуры США и Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC). Также эта компания является крупным держателем казахстанских государственных облигаций. Чем это может обернуться для экономики?

KSAP
Малика Токмади: Консенсус власти и общества был разорван в январе 2022 года

Политическая жизнь стала разнообразной: вышли на арену полузабытые оппозиционеры, «переобуваются» депутаты парламента. Но что думает об этом молодежь, громко заявившая в январе о собственном запросе на политическое участие. Об этом политолог PaperLab Малика Токмади.

KSAP
В чем важность деколонизации для Казастана?

На YouTube-канале Школы KSAP вышло интервью с кандидатом филологических наук и автором книги «Деколонизация Казахстана» Айнаш Мустояповой (Керней). Тема интервью: «Деколонизация казахстанского образования».

KSAP
Две трети граждан Казахстана ожидают масштабных и решительных перемен

С 11 по 16 декабря 2023 года Бюро экспресс-мониторинга общественного мнения DEMOSCOPE при поддержке Фонда им. Конрада Аденауэра, в сотрудничестве с исследовательским центром PAPERLAB провели опрос граждан на тему «Оценка текущей ситуации в Казахстане и итогов года».

KSAP
Как реформировали МВД в Грузии и Эстонии

При Саакашвили ВВП Грузии удвоился уже через 2 года его президенства, а через 3 года бюджет государства вырос в 3 раза. Страна стала 8-ой в мире по легкости ведения бизнеса, а в Индексе восприятия коррупции Грузия перешла с 133-го места в 2004 году на 51-е в 2012 году.

Рахимбек Абдрахманов
Какая либерализация нужна Казахстану?

За три десятилетия реформ Казахстан не создал ни одной современной технологии, социальное расслоение увеличилось в десятки, если не сотни раз, галопирующая инфляция стала хронической проблемой, съедающей доходы общества, а тотальная казахстанская коррупция превратилась в притчу во языцех.

KSAP
Управленческая элита Казахстана профессионально и интеллектуально кастрирована - Карлыгаш Еженова

Прошедший год запомнился для нас тем, что война в Украине стала предметом торга между Западом и Востоком, Кантар стал еще менее понятным, а реванш элит перешел в позиционную фазу. Но самое главное, что нас ждет – это события, которые покажут, что попытки сохранить прежние политические традиции уже н

KSAP
«ГОСПОДСТВУЮЩАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ В КАЗАХСТАНЕ СЛУЖИТ ИНТЕРЕСАМ 1% САМЫХ БОГАТЫХ»

Экономист Куат Акижанов о проблемах казахстанской экономики, их связи с неолиберализмом и возможных решениях

KSAP
Отклонение, или Точка «сбоя» истории

Автор Айнаш Мустояпова (Керней) Кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы КарГУ им. Е. А. Букетова.

Абуталип Аниятов
Жизнь в рассрочку - теперь норма?

Внедрение онлайн-кредитования и рассрочек повлекло за собой упрощенный доступ к "быстрым" деньгам. Автор предостерегает от долговой ловушки, подчеркивает важность финансовой дисциплины и рассматривает рассрочки как полезный инструмент при правильном использовании.

Абуталип Аниятов
Рисковик о борьбе с гендерным насилием

Статья обнажает системные проблемы в Казахстане, подчеркивая недавнюю трагедию. Автор, рисковик из мира финансов, призывает к нулевой терпимости, изменению законов и моральных норм. Выдвигает гендерное насилие как системный риск, требующий срочного вмешательства

KSAP
Всемирный банк рекомендует Казахстану изменить систему государственного управления в горнорудном секторе

По мнению Всемирного банка,  устаревшие технологии, слабое управление и природоохранная практика угрожают конкурентоспособности горнорудного сектора в Казахстане.

Абуталип Аниятов
Как правильно инвестировать физическому лицу в Казахстане в 2024 году?

Инвестирование в Казахстане для физических лиц может включать различные варианты. Эта статья направлена на то, чтобы осветить ключевые инструменты и подходы, которые помогут сохранить и приумножить ваш капитал в текущих экономических условиях Казахстана, избегая при этом сомнительных инвестиций.

Нурбек Бекмурзаев
Утратил ли Кыргызстан свой статус "острова демократии" в Центральной Азии? И, что более важно, что будет дальше?

Десятилетиями Кыргызстан оставался "островком демократии" в Центральной Азии, несмотря на такие проблемы, как коррупция. Однако после революции в 2020 году и последующего прихода к власти Садыра Джапарова и Камчыбека Ташиева страна движется к авторитаризму.

Куат Акижанов
«Экономическая мысль в Казахстане свелась к лоббированию приватизации»

Как рыночные реформы 1990-х годов привели к расслоению казахстанского общества и как этому способствовала экономическая наука

Рахимбек Абдрахманов
Членство в ЕАЭС остановило экономический рост Казахстана

Центром политэкономических исследований Школы KSAP был проанализирован большой массив данных, результаты которых говорят о том, что за десять лет пребывания в ЕАЭС экономика Казахстана демонстрирует отрицательный рост.

Нурбек Бекмурзаев
Крупный военный конфликт на Ближнем Востоке ухудшит положение Центральной Азии

Отголоски разразившегося конфликта: какие риски несет для Центральной Азии обострение на Ближнем Востоке.

Рахимбек Абдрахманов
Параллельный импорт “по-казахски”. Из каких основных переменных состоит эта формула?

Ситуация в Казахстане вызывает серьезную обеспокоенность, так как страна стала местом, через которое осуществляется так называемый “параллельный импорт” товаров из России. Это создает сложную картину, требующую внимательного анализа и принятия соответствующих мер со стороны казахстанских властей.

Абуталип Аниятов
Почему в Казахстане дорогая коммерческая ипотека?

Высокие ставки коммерческой ипотеки в РК связаны с нестабильностью экономики страны, высокой инфляцией и другими факторами. Эта неопределенность делает ипотеку высокорискованным продуктом для банков, что отражается на процентных ставках и недоступности жилья для большинства населения.

KSAP
ЕБРР прогнозирует высокие экономические показатели в Центральной Азии

Согласно отчету Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), экономический рост в Центральной Азии ожидается стабильным, составив 5,7% в 2023 году и 5,9% в 2024 году. Эти данные были представлены в последнем выпуске отчета "Региональные экономические перспективы", опубликованном сегодня.

Nazerke Erkinqyzy
Выборность акимов может серьезно изменить политический ландшафт - политолог

Анализируя текущую динамику развития регионов Казахстана, выявляются серьезные социально-экономические проблемы, связанные с неэффективным взаимодействием государственных и частных структур. Несмотря на богатство природных ресурсов и человеческий потенциал, регионы оказываются неспособными стать клю

Нурбек Бекмурзаев
Террористические организации в Афганистане продолжают угрожать Центральной Азии

С приходом "Талибана" к власти в Афганистане в 2021 году страны Центральной Азии полагались на их обещания обеспечить безопасность региона. Однако, террористические угрозы из Афганистана продолжают расти, ставя под угрозу стабильность и безопасность соседних стран.

Нурбек Бекмурзаев
Судьба центральноазиатских наемников, воюющих в Украине, остается неясной

30 августа Верховный суд Кыргызстана рассмотрел уголовное дело против Аскара Кубанычбек уулу, который был приговорен к 10 годам тюрьмы за участие в войне в Украине в качестве наемника. Верховный суд отменил приговоры двух предыдущих судов и направил дело на пересмотр и новое судебное разбирательство

KSAP
Борьба за источники энергии: Каспийский регион тоже в ней участвует... или нет?

Иранский политолог Назанин Арманьян пишет для Publico о сложностях Транскаспийского газопровода (ТКГ).

KSAP
Узбекский завод в РК: стратегическое расширение или экономическая необходимость?

В 2025 году в Карагандинской области будет запущен узбекский завод по производству семейной бытовой техники группы "Artel Electronics", сообщает Trend. Общий потенциал развития этого проекта составляет $8,95 млрд, причем основная доля этих средств ($7,97 млрд) будет направлена на экспорт.

KSAP
Казахстан: на пути к экономической безопасности через ТКТМ

Казахстан ищет новые пути для транспортировки товаров и делает ставку на развитие Транскаспийского международного транспортного маршрута (ТКТМ).

Досым Сатпаев
30 лет в лодке независимости: к чему мы приплыли?

В этом году будет 30 лет, как Казахстан отправился в одиночное плавание в роли независимого государства. Но в современном глобализированном мире по-настоящему независимых государств практически не осталось.

Досым Сатпаев
Досым Сатпаев: Казахстан проигрывает битву за мозги

Недавно министр образования и науки РК Асхат Аймагамбетов заявил, что планируется увеличить финансирование науки к 2025 году до 1% от ВВП. Много это или мало? Все познается в сравнении

Куат Акижанов
На грани нищеты: почему нужно поднимать вопрос неравенства в Казахстане и как его решить?

Политический экономист Куат Акижанов об исследованиях и неэффективных мерах в решении социально-экономического неравенства. Наверняка проблема социально-экономического неравенства в Казахстане обсуждалась и раньше.

Пьотр Кульпа
Странам Евразийского экономического союза остались считанные дни, чтобы выйти из войны против Украины

В то время, когда политики США и ЕС заняты согласованием очередных волн санкций, российское правительство упорно работает над заменой западного импорта товарами, произведенными в Китае и других странах

Наши эксперты